Меньшевики грузии мандельштам о п эмильевич

О. Э. Мандельштам. Меньшевики в ГрузииНазвание книги: Меньшевики грузии мандельштам о п эмильевич
Страниц: 290
Год: 2013
Жанр: Боевик

Выберите формат:




Выберите формат скачивания:

fb2

488 кб Добавлено: 24-дек-2017 в 01:12
epub

349 кб Добавлено: 24-дек-2017 в 01:12
pdf

1,5 Мб Добавлено: 24-дек-2017 в 01:12
rtf

739 кб Добавлено: 24-дек-2017 в 01:12
txt

662 кб Добавлено: 24-дек-2017 в 01:12
Скачать книгу



О книге «Меньшевики грузии мандельштам о п эмильевич»

Потому что, ну что ж, ну правда, если у человека в этом места такая аргументация возникла для какого-то тезиса – ничтожная аргументация ничтожного тезиса, в общем-то, ничтожного человека. Соколов А оно не является, не то чтобы общепринятым, вот понимаете, по поводу Мандельштама есть некий консенсус, и если Шевченко из этого консенсуса в своем контексте выпал, ну, собственно, это мало что меняет в этом консенсусе.

То есть, мандельштамовская поэзия как высший пилотаж, один из высших пилотажей ХХ века, мандельштамовская судьба как одна из самых трагических в русской поэзии, в истории судеб русских поэтов, ну, они как-то не подлежат не то что обсуждению – конечно, обсуждению, и изучению, и биографии надо новые писать, и исследования вести – она, конечно, подлежит, но она не является какой-то площадкой для такого рода…

Действительно слово «ничтожный» здесь очень уместно, для такого рода, такого ничтожного как бы уровня дискуссии. Соколов Ну, в каком-то не мандельштамовском контексте она, может быть, даже более значима, но вот, еще раз повторю, это надо разделять, как бы положение Мандельштама в истории русской поэзии, положение Мандельштама как жертвы сталинского террора, как фигуры – была такая как бы мифологема, и она не исчезла – поэт и тиран, да?


И тиран – понятно кто, а поэт – тоже более-менее понятно кто.


Мандельштам здесь в первом ряду на первом месте вот в этой небольшой шеренге, или большой шеренге тех, кого Сталин убил. Соколов Вспоминается фраза: я не создан для тюрьмы.


Уже есть показания его же, когда его арестовали, он там пишет то ли сам, то ли за ним записывают: примкнул к партии социалистов-революционеров, был в пропагандистском кружке.

Насколько это серьезно, если это относится к 16-17-летнему молодому человеку во время или чуть после революции 1905 года? Нерлер Именно потому, что это относится к 16-летнему молодому человеку, это серьезно, потому что главная мандельштамовская революция – это, конечно, не 1917 год, а это 1905 год, и эту революцию он переживал и пропускал через себя с предельной серьезностью, с готовностью хоть вступать в боевую организацию – смешно, конечно, Мандельштам как бомбист, у него и в детстве как бы основные черты характера трудно были совместимыми с такого рода деятельностью, но он это пропустил в себя с максимальной серьезностью.


Перейти к следующей книге

Комментарии

Оставить отзыв